Всё свершается на небесах…

Тенденция последних лет на книжном рынке такова: большая часть читающей публики предпо­читает коммерческое, лёгкое, не обре­меняющее чтиво. Документальная ли­тература и историческая проза в этом списке стоят особняком, ими интересу­ется очень узкий сегмент читателей. Куда проще переваривается «историческая беллетристика», где смакуются скан­далы, интриги и анекдоты, а историче­ские события призваны больше развле­кать аудиторию, нежели её просвещать.

На этом фоне неоценим труд людей, по кру­пицам собирающих подлинные факты. Как это делал председатель Союза писателей России Валерий Ганичев, который больше 25 лет посвятил сбору материалов и написанию книг о русском флотоводце Фёдоре Ушакове, истории России XVIII века, Черноморского флота и Новороссии.

Валерий Ганичев –  это был писатель, доктор исторических наук, профессор, академик, председатель правления Союза писателей России, заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора. С 1981 по 2001 год – главный редактор журнала «Роман-газета». Автор книг “Росс непобедимый», «О русском», «Слово. Писатель. Отечество», «Ушаков» и многих других.

Умер писатель Валерий Ганичев 8 июля 2018 года.

В уже далёком 2017 году  с В. Ганичевым беседовала Светлана Солнцева, автор и ведущая программы “Живое русское слово” телеканала «Просвещение».

– Валерий Николаевич, чем обусловлен ваш выбор?

– Ушаков в моей жизни появился давно. В юности я стал собирать материалы, очерки небольшие писать. Так появился мой первый большой роман «Росс не­победимый» – о том, как создавалась Новороссия. Херсонская, Николаев­ская, Одесская, Днепропетровская, За­порожская области были заселены вы­ходцами, крепостными крестьянами из Орловской, Воронежской, Черни­говской губерний. Отставниками, ино­странцами, была даже Новая Сербия там.

Потёмкин написал в своих письмах, что «новую столицу, третью столицу России (Москва, Петербург) он закла­дывает и делает Екатеринославль», то есть Днепропетровск. Что было бы исторически, если бы вдруг там ока­залась третья столица, я не знаю, со­слагательного нет у нас наклонения в истории, но вот это факт: Новороссия – это великий подвиг.

Большой подвиг, ко­торый был затуманен как-то в нашем со­знании, этот подвиг равен для русского народа освоению Сибири. Почему? По­тому что если Пётр сделал «окно в Ев­ропу» через Балтику, то Екатерина ре­шила со своим соратником Потёмкиным сделать окно через юг – «полудённое окно», как она называла. И вот этот ве­ликий подвиг, конечно, связан не только с императорскими именами, а именно с именами великих полководцев: Кутузова, Суворова, Ушакова. Был создан Черноморский флот России. А Севастополь стал его базой. И вот туда назначен был в 1783 году капитан 1-го ранга Фёдор Ушаков, переведённый к новому месту службы с Северного Балтийского флота.

– Как добываются новые факты? Где в историческом романе заканчивается документальное и начинается художественное?

– «Росс непобедимый» – это собирательный образ, именно в этой книге проявляются все силы и народные, и государственные. Тут переламываются какие-то мифы о «потёмкинских деревнях». Действуют все: и моряки, и казаки, и полководцы, флотоводцы, и Суворов, и Ушаков. Эта книга, очень населённая историческими персонажами. Но я – писатель исторического склада, поэтому я опираюсь на факты, для меня это принцип. Есть и фантазия, когда в художественном образе изображаешь что-то, делаешь лирические отступления. Но факты – на первом месте.

Вот, например, когда я работал в архивах Афин и Корфу, попросил дать мне папки с документами 1798-1799 годов. Они говорят:

– У нас нет.

Я говорю:

–              Но как нет! Была совместная с турками. Турки признали Ушакова – «Ушак-паша! Всё, только он может с нами, нас возглавлять».

Они говорят:

–              Нет, нет.

Но потом я говорю:

–              Найдите мне 99-й год.

Они приносят папку 98-й, 99-й и в нём на-писано: «Русско-турецкая оккупация».

Я этому архивисту говорю:

–              Как вам не стыдно! Он вас освободил, он дал вам конституцию, он дал вам епархию православную, а вы – «оккупация».

Он покраснел и говорит:

–              Знаете, у нас 50 лет после того как русские ушли, с 1819 года, 50 лет был протекторат Англии, и они дали нам всю хронологию.

– Вот так, это типичные англичане. Там, где они, – демократия и свобода, где кто- то – оккупация. Сейчас, когда я приезжал уже, папки заменены на другие. В архивах нашёл много интересных документов. С подписями Ушакова на Корфу, как он объявил амнистию.

– В России было немало полководцев, почему такое внимание именно к этому человеку?

– Это всеобщее народное признание. Как-то близок оказался этот герой нашему народу. Близок по поступкам, по служению, по отношению к делу.

– Расскажите про Ушаковское движение. Чем занимаются юные ушаковцы?

– Это движение возникло стихийно, после прославления праведного Феодора в 2001 году, хотя и до этого были группы ребят, которые увлекались изучением морского дела. Но после прославления появились именно ушаковцы, а началось это в городе Темникове.

Вторая по счёту группа организовалась в городе Николаеве (что очень значимо), потом в Нижнем Новгороде, Москве и так далее. Они изучают морское дело, историю Отечества и русского флота, жизнь самого адмирала Феодора Ушакова, его заслуги, победы… Это настоящее военно-патриотическое воспитание.